(знание законов - не в том, чтобы помнить их слова, а в том, чтобы понимать их смысл..., лат.)

 

Корпоративные юристы СМЫСЛОВЫ

и Межрегиональный учебный и консультационно-правовой центр финансового мониторинга (МУКПЦФМ):

юридические услуги в области корпоративного права, организации внутреннего контроля по финансовому мониторингу, правила внутреннего контроля, целевой инструктаж и обучение по ПОД/ФТ по всей России

тел.: +7 (903) 686 3187; +7 (964) 705-83-10

 

Компания основана в 1996 году

 

ГлавнаяНовостиНаши услугиО насИнформацияКонтактыКраеведение

 

Нажмите здесь, чтобы скачать документ в формате MS Word

 

СМЫСЛОВ П.А.: "Соломоново" решение суда

опубликовано: Маленький город. № 3. 2007.  (печатный орган торгово-промышленной палаты Можайского района)

 

Внимание! В настоящее время тактика судебной защиты, изложенная в нижеприведенной статье, более не является эффективной. Примерно с 2008 г. мы используем иные способы судебной защиты водителей, привлекаемых к административной ответственности. Примеры нашей успешной судебной практики по спорам с ГИБДД Вы сможете найти в разделе Наша судебная практика.

 

Вынесенное в октябре 2006 г. судебное решение мирового судьи одного из судебных участков Московской области фактически оправдало водителя, управлявшего автомобилем в нетрезвом состоянии и признававшего факт употребления спиртных напитков в момент своего задержания, и лишний раз доказало, что сотрудники ГИБДД сами должны соблюдать каждую букву закона.

«Герой» этой истории, будучи виновным по факту, вышел «сухим из воды» благодаря тому, что сотрудники ГИБДД сами не соблюдают все нормы закона. Мы не поддерживаем нашего «героя» с моральной стороны, но воспроизводим эту историю в помощь тем водителям, которые действительно могут оказаться жертвами предвзятости на дороге со стороны сотрудников ГИБДД. 

 

В августе этого года к нам обратился Иванов Кирилл Петрович (истинную фамилию, имя и отчество виновника мы воспроизвести не уполномочены) с просьбой о юридической помощи. Кирилл Петрович возвращался на своем личном автомобиле с приятелями с рыбалки. Находясь в нетрезвом состоянии, он был остановлен сотрудниками ГИБДД. Водительские права Иванова после прохождения им соответствующих медэкспертиз были изъяты до вынесения решения суда.

Подзащитный просил нас доказать в суде, что он был абсолютно трезв, а дело было фиктивным и сфабрикованным «беспредельными» милиционерами. Ситуация с лишением прав усугублялась тем, что Кирилл, будучи человеком крайне непредусмотрительным, давая собственные письменные объяснения в протоколе об административном правонарушении, составленном сотрудниками ГИБДД, отметил следующее: «с составленным против меня протоколом не согласен, т.к. выпил бутылку пива, что не является существенным нарушением» (после суда подзащитный признался нам, что в действительности он вместе с приятелями употребил около двух бутылок водки). Таким образом, подзащитный не отрицал того, что употреблял алкоголь.

Итак, на лицо нарушение п. 1 статьи 12.8 КоАП «Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения», в соответствии с которым предусмотрено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Доказательная база сотрудников ГИБДД состояла из следующих документов:

1. Протокол об административном правонарушении, составленный в соответствии с п. 1 статьи 12.8 КоАП, в котором водитель соглашается с фактом своего алкогольного опьянения.

2. Результаты медэкспертизы, проведенной в медицинском стационаре, показывающие значительное содержание алкоголя в крови водителя.

Ввиду того, что указанные документы были явно не в пользу обвиняемого, основной задачей защиты было доказать, что указанные документы, фигурирующие в деле, были составлены с какими-либо нарушениями, и соответственно, не могли быть приобщены к делу. Нужно было еще и найти доводы, чтобы убедить судью, вообще не наказывать водителя.

Факт содержания алкоголя в организме обвиняемый объяснял фактом  употребления «всего одной бутылки пива», но за сутки до управления транспортным средством. Этим также было объяснена и непредусмотрительная собственноручная запись обвиняемого в протоколе об административном правонарушении, подтверждающем факт употребления бутылки пива: мол, водитель растерялся и написал, что пил пиво, но ведь пил то он уже достаточно давно. Вещественная база доказательств позиции Кирилла была обеспечена предъявленным им кассовым чеком из одного местных пивных баров с нужной (не менее чем за сутки до происшествия) датой покупки бутылки пива объемом 0,5 л. То, что был предъявлен кассовый чек именно из бара, а не из магазина, играло существенную роль в данном деле. Ведь покупка спиртного в баре предусматривает, как правило, его употребление непосредственно на месте сразу же после покупки.

Итак, в распоряжении защиты имелся документ, объясняющий наличие в крови водителя алкоголя и доказывающий давность употребления им спиртных напитков. Ссылаясь на этот документ, защита обосновывала свою позицию: на момент остановки автомобиля водитель не был в состоянии алкогольного опьянения по причине прошествия достаточно длительного времени (более чем сутки) с момента употребления им спиртных напитков.

Кроме того, Кирилл предъявил медицинские справки и копию выписки из истории болезни, свидетельствующие о невозможности употребления им чрезмерного количества алкоголя: водитель действительно имел проблемы с печенью и даже в одно время проходил курс стационарного лечения.

В процессе подготовки к судебному разбирательству защита выявила факт некорректного поведения сотрудников ГИБДД. Капитан милиции, остановивший машину, не представился, водителю поступали предложения «все уладить по-хорошему», ключи от автомобиля ответчика на время прохождения им медэкспертизы в стационаре были конфискованы, что являлось грубым нарушением его конституционных прав. Водитель не был ознакомлен сотрудниками ГИБДД с содержанием ст. 51 Конституции РФ (никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом) и ст. 17.9 КоАП (заведомо ложные показания свидетеля, пояснения специалиста, заключения эксперта или заведомо неправильный перевод). Кроме этого, автомобиль обвиняемого в момент прохождения им медэкспертиз, находился на шоссе на месте его остановки без присмотра и в результате пострадал от действий хулиганов, оторвавших задний бампер. Эти факты были изложены защитой в ее судебных возражениях обвинению.

Самой трудной задачей защиты было опровержение результатов медицинского освидетельствования. Было установлено, что медэкспертиза водителя была проведена со следующими нарушениями:

1. Контроль результатов определения алкоголя в выдыхаемом воздухе был проведен два раза и на одном и том же приборе, без использования средств индивидуальной гигиены с уже одетым мундштуком, что противоречит Приложению № 3 к Приказу Минздрава РФ от 14 июля 2003 г. N 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения» (с изменениями от 7 сентября 2004 г.) - Инструкция по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством и заполнению учетной формы 307/у-05 «Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством» (приложение к Приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 1 от 10 января 2006 г.).

2. Между первым и втором контролем трезвости, прошло не более 1-2 минут, хотя в Приказе Минздрава РФ от 14 июля 2003 г. N 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения» (с изменениями от 7 сентября 2004 г., 10 января 2006 г.) говорится, что между первым и втором контролем трезвости должно пройти не менее 20 минут, и врач должен был предложить прополоскать рот, а этого сделано не было.

3. Проба Ромберга и координационные пробы проведены не были.

4. После того как водитель дышал в прибор, значения на аппарате менялись, их обвиняемому не показывали.

Факт проведения медицинского освидетельствования с нарушениями также доказывался количеством затраченного времени на прохождение всех процедур освидетельствования (время остановки транспортного средства и время начала составления протокола об административном правонарушении фиксируется в протоколе):

- в соответствии с протоколом об административном правонарушении транспортное средство водителя было остановлено в 21:40;

- около 5 минут было затрачено на прохождение контроля на состояние алкогольного опьянения на месте остановки транспортного средства (21:45);

-  около 10 минут было затрачено на составление акта направления на дополнительное медицинское освидетельствование (21:55);

- около 25 минут было затрачено на поездку от места остановки транспортного средства до стационара (22:20);

- по приезду в больницу было затрачено около 15 минут, на проведение  экспертизы, на заполнение врачом результатов освидетельствования (22:35);

- протокол об административном правонарушении начал заполнятся в 22:40.

Таким образом, установленные приложением №3 к Приказу Минздрава РФ от 14 июля 2003 г. N 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения» (с изменениями от 7 сентября 2004 г., 10 января 2006 г.) процедуры были проделаны всего за 15 минут, что является явной фальсификацией результатов обследование со стороны врача.

Стоит отметить, что водителем после прохождения медицинского освидетельствования было сделано заявление, что он не согласен с признанием его находящимся в состоянии алкогольного опьянения и настаивает на дополнительных экспертизах. Врач, проводивший обследование, на просьбу водителя никак не отреагировал.

Внимание суда было обращено на то, что водитель настаивал на дополнительном лабораторном исследовании  биологических сред (т.е. анализе мочи или крови). Ведь в соответствии с п. 11 приложения №3 к Приказу Минздрава РФ от 14 июля 2003 г. N 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения» основой заключения о состоянии освидетельствуемого служат данные комплексного медицинского освидетельствования с учетом результатов лабораторных исследований.

Кроме этого, было установлено, что больница, в которой проводилось освидетельствование, не имеет специализированного наркологического отделения. Также оставался не выясненным тот факт, имеет ли врач, так безграмотно проводивший освидетельствование, лицензию на право его проведения (позже во время судебного разбирательства врач заявил, что не имеет никакой специальной подготовки для проведения медицинских освидетельствований на состояние алкогольного опьянения, а по специальности является педиатром).

Внимание суда было обращено и на факт того, что после составление протокола об административном правонарушении водителю были возвращены ключи от автомобиля и далее он самостоятельно им управлял. Сотрудники ГИБДД, допустив такое, дали защите еще один «козырь»: нашлись свидетели, подтвердившие, что водитель транспортного средства после составления протокола об административном правонарушении продолжал управление автомобилем самостоятельно. Получался парадокс. Сотрудники ГИБДД, задержав правонарушителя в состоянии алкогольного опьянения, доверили ему дальнейшее управление транспортным средством. Этот факт для суда служил доказательством фиктивности правонарушения.

Опираясь на все это, защита просила суд не приобщать к делу результаты прохождения водителем медицинской экспертизы, подтверждающей наличие в его организме алкоголя и при вынесении решения не руководствоваться Протоколом об административном правонарушении за фактическим отсутствием состава административного правонарушения.

Суд был поставлен в крайне затруднительную ситуацию: с одной стороны имелись правильно оформленные (правильно оформленные здесь не означает, что они действительные) результаты медицинского освидетельствования водителя на предмет его алкогольного опьянения, показания свидетелей из числа сотрудников ГИБДД, «признание» водителя в протоколе об употреблении им бутылки пива; с другой стороны,  суду были продемонстрированы вещественные доказательства (кассовый чек, медицинские справки состояния здоровья), грубые нарушения, допущенные врачом при проведении им медицинского освидетельствования водителя, неправомерное и нелогичное поведение сотрудников ГИБДД.

Удовлетворенные судом ходатайства защиты о вызове дополнительных свидетелей (пассажиров, медэксперта), затянули рассмотрение дела. Судебное разбирательство несколько раз переносилось. В результате дата, назначенная судом для вынесения решения, совпала с датой, когда заканчивался предельный срок, установленный законом (ст. 4.5. КоАП РФ) для рассмотрения дел об административных правонарушениях (два месяца с момента совершения правонарушения). Согласно п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ истечение срока давности привлечения к административной ответственности является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

Это обстоятельство создало для суда, находящегося в затруднительном положении, – в чью сторону склонить весы правосудия, благоприятные предпосылки для вынесения воистину «соломонова» решения.

Дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.8 ч.1 КоАП в отношении Иванова Кирилла Петровича было прекращено за истечением сроков давности привлечения его к административной ответственности. Водительские права водителю были возвращены.

После суда судья призналась, что была вынуждена вынести такое «соломоново» решение, оправдывающее нарушителя, впервые в своей многолетней практике благодаря изобретательной позиции защиты.

В заключение хотелось бы отметить, что помогать человеку, который подвергал не только свою, но и чужие жизни опасности, находясь за рулем в нетрезвом состоянии, конечно, неправильно и противоречит любым моральным нормам. Однако этот пример показывает, что обвинение (сотрудники ГИБДД) должны действовать во всех ситуациях только в рамках закона, соблюдая каждую его букву.

Данный материал может оказаться полезным многим водителям, на самом деле сталкивающимся на дорогах с «милицейским беспределом», активно обсуждаемым в настоящее время во всех уровнях власти и в обществе. Ведь отдельные сотрудники ГИБДД настолько привыкли к своей безнаказанности и вседозволенности, что зачастую недобросовестно несут свою службу. Это и создает подобного рода прецеденты, когда действительно виноватые водители выходят сухими из воды. Тем более те автовладельцы, кто становится невинными жертвами неправовых действий сотрудников ГИБДД, могут и обязаны успешно отстаивать свои права в суде. 

 

Павел Смыслов, корпоративный юрист

При использовании и цитировании материала ссылка на сайт обязательна!

 

www.corporate-info.ru - наш сервер раскрытия информации

Вы можете связаться с нами по телефонам: 8 (903) 686 3187; 8 (964) 705 8310

Все права защищены © Смыслов П.А. 2006-2017

Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения Смыслова П.А. или соответствующего правообладателя