"Россия, Русь - куда я не взгляну... За все твои страдания и битвы

Люблю твою, Россия, старину..."

(Николай Рубцов)

 

Сайт краеведов Александра и Павла СМЫСЛОВЫХ:

краеведение, генеалогия, отечественная история

 

ЮристыКраеведениеНаша книгаРодословиеФотографииКартыПубликации

 

Нажмите здесь, чтобы скачать документ в формате MS Word

 

СМЫСЛОВ А.Г., СМЫСЛОВ П.А.: память их в род и род

(опубликовано в газете "Память рода". 2009. №1 (5). С.4)

Память их в род и родНаша малая родина – деревня Шайдрово (ныне – это район улиц Кошкина, Кантемировской и Медиков в г. Москве), известная по архивным источникам с 1646 г., навсегда исчезла с географической карты в 1969 г. Кроме небольшого архитектурного памятника – столба, находящегося сегодня в музее «Коломенское», на земле уже не осталось материальных следов ее существования. Но она пока еще жива в людской памяти. Мы живые свидетели помним, что место расположения деревни было необычайно красиво. Гирлянда прудов, образуемых речкой Чертановкой, тянулась на несколько километров, соединяясь с Царицынскими прудами. Над небольшим прудом, славившимся своей чистейшей водой, с правой стороны нависал крутой обрывистый берег, из под которого били многочисленные родники. Деревню окружали яблоневые и вишнёвые сады, а в палисадниках её домов росла роскошная сирень. В мае от миндально-горьких запахов вишни, сладко-медовых запахов яблонь, дурманящих запахов сирени кружилась голова. Не случайно эти места так ценили первые русские цари Романовы и император Петр I, они так полюбились императрице Екатерине II.

И все же память о малой родине постепенно стирается, уходят из этой жизни люди, которые жили в этих местах, а их потомки уже ничего о них не знают. Вот почему мы поставили перед собой задачу сделать доступными для потомков все сведения, какие еще остались, об этих местах и о тех замечательных людях, которые здесь жили, любили, верили, надеялись и умирали, творили историю этих мест и историю России. Ведь без этих знаний, без чувства любви к нашим предкам и само понятие «любовь к Родине» остается простым бессмысленным звуком.

Сегодняшнее поколение русских людей, да и несколько предшествующих поколений вполне оправдывают нарицательную пословицу: «Иваны, не помнящие родства». Мы сегодня в лучшем случае знаем своих дедушек и бабушек. А кто был до них, нам и не интересно.

Между тем русские люди не всегда были беспамятными. Принято считать, что они в далёкое досоветское время были неграмотными, не умели читать и писать. А как неграмотный человек мог помнить свою родословную? Такое утверждение весьма спорно. Православная вера русских людей была как бы их живой памятью из поколения в поколение. Для православных нет мёртвых, но все живы, только перешли в другое жизненное измерение. Связь живых и мёртвых всегда была неразрывна. Живые творили молитву об упокоении душ усопших родных и близких из самых дальних поколений. Аристократия – княжеские, боярские, дворянские роды вели свою родословную через тысячелетие. Родословная крестьянских родов хранилась в семьях через столетия посредством не только устных преданий, но и памянников, которые читались в православных храмах.

Традиция иметь такие памянники возобновилась и в настоящее время, а в семьях, где дух Православия не угасал и самые тяжёлые для верующих людей времена, эта традиция никогда и не прерывалась. Правда, таких семей сейчас очень мало.

Каждый православный русский человек поминает десять-двадцать своих родных и близких в записках, которые подаёт на Божественную Литургию, а в дни особого поминовения, так называемые «родительские субботы» поминаются уже  сотни родных и близких.

Смыслов Александр с сыном АндреемОщутимым свидетельством преемственности поколений крестьянских родов были и сельские кладбища - «погосты». Места захоронений располагались в непосредственной близости к местам проживания потомков, что  делало удобным и многократным в течение года посещение кладбищ, ухаживание за могилами родных.

Но так было в «крестьянской» России, то есть до времени, когда поколения русских людей жили на своей малой родине – в сёлах и деревнях. За годы Советской власти положение сильно изменилось. Россия перестала быть крестьянской страной. Люди в массовом порядке покидали места обитания предков и переселялись в города. Атеистические пропаганда и воспитание также способствовали тому, что память о крестьянских корнях, то есть о  предках, стала стираться у каждого нового советского поколения. Сельские погосты стали зарастать густым бурьяном и постепенно исчезать, так как посещать их было уже некому. Люди стали забывать свою малую родину.

Возле городов же, наоборот, появились занимающие огромную площадь кладбища. Если не побывать на таком кладбище хотя бы год, то зрительно найти нужную могилу в дальнейшем становится затруднительно. Приходится запоминать номера участков и т.д. Получила распространение, особенно в атеистической среде населения, и активно внедряемая Советской властью новая традиция кремирования усопших, что коренным образом противоречило православному вероучению. Многие городские жители, если ещё и посещают изредка могилы своих родителей, но уже зачастую не знают, где похоронены их бабушки и дедушки. А ведь тем самым нарушается заповедь почитания родителей, конечно, под словом родители в этой заповеди следует понимать и многие поколения предков (родители родителей).

Правда, не всегда есть их прямая вина в этом. Вот к примеру, наши предки и предки наших односельчан с 1684 г., когда был воздвигнут Храм иконы Божьей Матери «Живоносный источник» в селе Черная Грязь (потом –Богородское и Царицыно), и до середины 30-х годов прошлого века хоронились на Царицынском отведенном кладбище, но борцы за революцию боролись не только с живыми, но и с мертвыми. В память о своих соратниках, погибших в классовой борьбе, они на костях наших предков воздвигли мемориал «Борцам за Советскую власть», а кладбище закрыли. Пришлось искать места захоронений на других близлежащих кладбищах. Особенно много наших, уже ближайших предков, упокоилось в 40-е – 50-е годы на кладбище близ храма Усекновения Главы Иоанна Крестителя в селе Дьяковском. Несколько десятилетий именно здесь осуществлялись захоронения. Но в конце 50-х годов и это кладбище закрыли для захоронений, а конце 70-х годов уничтожили. Кто ежегодно ходил на это кладбище навещать могилы предков, смог вывезти их прах на далекое Хованское кладбище, остальным не повезло – могильные кресты были выкопаны, а могильные холмики сровнены с землей.

Печальная участь постигла и местные деревенские кладбища, так в 80-е годы, когда началась массовая жилищная застройка в районе Москворечье-Сабурово, варварским образом бесследно было уничтожено кладбище в деревне Беляево (Ближнее).

В начале девяностых годов ХХ века открылись многие православные храмы. В них пришли люди разных возрастов. У тех, кто вернулся в лоно родной Церкви, появляется насущная потребность восстановить свою родословную, полнее выполнить, как повелевает разбуженная Божественным духом совесть, долг почитания родителей.

Именно разбуженная совесть и желание воскресить память об ушедших от нас близких привела нас со многими своими вопросами в архивы. Как хорошо, что нам встретились такие отзывчивые люди, как известный исследователь, Ольга Мокрушина, которая отнеслась к нам большими вниманием и стала для нас заботливым путеводителем и консультантом. Узнав из каких мы мест, она сразу предположила что мы с ней родственники. И ее опыт в этом предположении не подвел, мы оказались кровными родственниками сразу по нескольким фамильным ветвям.

Чем больше мы погружались в поиски своих корней, тем все более отчетливо перед нами открывались не только забытые имена. Как мозаика, по драгоценным крупицам факты из жизни наших предков стали складываться сначала в историю фамилии, затем  рода, а потом и в историю нашего родного гнезда – нашей малой родины.

Древо происхождения некоторых фамилий крестьян деревни ШайдровоВот Кузьма Иванов, уже в зрелом возрасте перевезенный со своей женой и детьми в качестве военного трофея русско-польской войны 50-х годов XVII века впервые ступает на эту землю. Родной дядя царя Алексея Михайловича, боярин Семен Лукьянович Стрешнев заселял эти почти безлюдные места своим «литовским полоном». Кто он был, Кузьма Иванов, русским, литовцем, белорусом, из каких точно мест нам не известно. Но именно ему, его потомкам предстояло налаживать жизнь на новом месте. Они обрабатывали пашню и разводили чудесные сады, обустраивали хозяйство. Его дети основали большинство фамильных ветвей шайдровских крестьян. От него пошли: Смысловы, Максимовы, Козловы, Мочалины, Губанцевы, Малышевы, Дворецкие, Шикуновы, Махоткины, Равинские, Калекины, Курочкины, Шатровы, Тумановы, Живаловы, Баулины.

Вот уже внук Кузьмы Иванова, Герасим, верный, умный и отважный солдат Петра Великого, уволенный со службы за свои заслуги по указу с промеморией свободным.

Вот прапраправнук Кузьмы Иванова, Дмитрий Иванов Смыслов, разбогатевший в Екатерининскую эпоху экономический крестьянин, за свои деньги покупает крепостного у какого-то помещика и вместо своих детей отдает его в рекруты. Так он сумел воспользоваться особым попечительством о царицынских крестьянах со стороны Екатерины II, давшей своему управляющему такой наказ: «Мы надеемся, что вы оное село с деревнями будите под управлением вашим содержать так, что они никакого утеснения и отягощения претерпеть не будут». Дмитрий Иванович женился на Анисии Игнатьевне Мозжериной, из того самого рода ореховских крестьян, откуда произошел Герой социалистического труда, генерал-лейтенант, директор ЦНИИмаш, один из основоположников ракетного кораблестроения Юрий Александрович Мозжорин.

Вот, представитель другой фамильной ветви от Кузьмы Иванова, Василий Иванович Пузанов, через три года после женитьбы призванный в армию Николая I, прослуживший 25 лет в составе 14-го, Ладожского и Томского егерских полков, участник всех военных компаний тех лет, вышедший в отставку после Крымской войны. После службы проявил себя незаурядным предпринимателем, основав два трактира и крупное товарное молочное производство. Он принял фамилию жены - Шатров, крестьянки Бронницкого уезда, и от  него эту фамилию усвоили все представители этой фамильной ветви.

Вот наш дед и прадед, Михаил Иванович Смыслов, оставшийся безземельным крестьянином, он в солдатских окопах Первой мировой войны впитал в себя идеи справедливости. Эти идеи он пошел отстаивать и на Гражданскую войну. В составе Первой конной армии Буденного он участвовал в прорыве под Варшавой, где попал в польский плен. Был посажен в яму, откуда сумел бежать и дойти до родных мест. Участвовал в раскулачивании своих зажиточных односельчан и возглавил первый колхоз. В 30-е годы был подвергнут сталинским репрессиям по закону «о колосках» и вышел из лагерей перед войной. В первые дни войны был взят в плен, откуда неоднократно, но безуспешно пытался бежать. Из фашистского концентрационного лагеря попал не домой, а опять в  сталинские лагеря. И несмотря на все это не изменил своего мировоззрения.

Вот наш отец и дед Григорий Михайлович Смыслов, за боевые подвиги дважды награжденный медалью «За отвагу», ветеран атомной промышленности СССР, рационализатор и изобретатель, кавалер Ордена Трудовой Славы. Он единственный, кто не побоялся открыто выступить против насильственного выселения односельчан из своих домов в 1967-68 гг., за что подвергался «тихой» обструкции и зажиму со стороны партийных и местных органов власти.

Светлая, и благая, и вечная им память. И память их в род и род.

канд. эконом. наук А.Г. Смыслов

канд. истор. наук П.А. Смыслов

При использовании и цитировании материала ссылка на сайт обязательна!

Вы можете связаться с нами по телефонам: 8 (903) 686 3187; 8 (964) 705 8310

Все права защищены © Смыслов П.А. 2006-2017

Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения Смыслова П.А. или соответствующего правообладателя

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Корпоративное право, защита предприятий от рейдеров, раскрытие информации, эмиссии акций, защита прав акционеров и другие юридические услуги