"Россия, Русь - куда я не взгляну... За все твои страдания и битвы

Люблю твою, Россия, старину..."

(Николай Рубцов)

 

Сайт краеведов Александра и Павла СМЫСЛОВЫХ:

краеведение, генеалогия, отечественная история

 

ЮристыКраеведениеНаша книгаРодословиеФотографииКартыПубликации

 

Нажмите здесь, чтобы скачать документ в формате MS Word

 

Происхождение фамилий крестьян деревни Шайдрово

(опубликовано 05.12.2006)

 

Зарождение фамилий. XVIII век

 

В результате архивных исследований нами установлено, что в дер. Шайдрово (Московский уезд, Царицынская волость) наша фамилия Смысловы и значительная часть других фамилий произошли от одного предка. Годы жизни общего предка всех этих фамилий пока точно не идентифицированы. Его имя – Алексей. Можно утверждать, что умер он после 1714 г. Известен год рождения его супруги, Меланьи Григорьевны, родившейся в 1687 г. и умершей между 1740 г. и 1750 г. С большой достоверностью можно предположить, что наш родоначальник, Алексей, родился в четвертой четверти XVII века. По женской же линии самым древним представителем нашего рода является Григорий, родившийся, вероятно, в середине XVII века.

У Алексея и Меланьи Григорьевны родилось два сына: Федор Алексеевич и Марк Алексеевич.

Год рождения старшего сына, Федора Алексеевича, не установлен, но известно, что умер он рано: в промежутке времени между 1732 г. и 1739 г. Учитывая возраст его матери Меланьи Григорьевны и его жены Матроны Самойловны, родившейся в 1709 г., а также возраст его младшего сына, можно предположить, что Федор Алексеевич умер в возрасте примерно 25-34 лет.

У Федора Алексеевича родилось трое сыновей: старший Иван (1726-1807 гг.), средний – Яков (1729-1803 гг.) и младший Федот (1732-1807 гг.).

Марк Алексеевич родился в 1714 г. Ранняя смерть брата, Федора Алексеевича, вынудила Марка Алексеевича взять к себе на воспитание до совершеннолетия своего племянника Федота.

Марк Алексеевич является родоначальником сразу нескольких шайдровских фамилий. У него было много детей: Дмитрий (1734 г.), Иван (1739 г.), Иван (1743 г.), Ирина (1748 г.), Алексей (1750 г.), Сергей (1756 г.), Алексей (1760 г.), Анна (1762 г.), Матрона (1772 г.), Евдокия (1773 г.), Петр (1774 г.).

Дети Федора Алексеевича стали идентифицировать себя отдельно от детей (своих двоюродных братьев и сестер) Марка Алексеевича. В этот период, примерно, в 50-е годы XVIII века и появилась фамилия Смыслов. Все трое братьев, дети Федора Алексеевича, стали носить эту фамилию.

Этот вывод расходится с позицией многих историков, считающих, что крестьяне в Подмосковье стали брать фамилии только в 30-40-е годы XIX века, когда мы находим первые письменные упоминания фамилий.

Такой вывод основывается также на том, что все  родные братья – Марковичи, которые обзавелись семьями, во второй половине XVIII века также стали отличать себя друг от друга фамилиями. Старший Маркович, Дмитрий, стал носить фамилию Козлов, Иван (1739 г.) - Мочалин, Иван (1743 г.) - Малышев, Алексей (1760 г.) – Дворицкий. Остальные братья Марковичи потомства не оставили и судьба их не известна. Наилучшим доказательством того, что крестьяне стали носителями фамилий во второй половине XVIII века является пример с двумя Иванами Марковичами. Старший принял фамилию Мочалин, а младший – Малышев. Тут фамилия раскрывает тайну своего происхождения. Младший брат Иван и его потомки стали носить фамилию Малышев, показывая, что в семье помимо старшего брата Ивана был младший брат Иван.

Этот пример примечателен еще и тем, что показывает нам имевшую место в XVIII веке традицию нарекать родным братьям, живущим в одно и тоже время, одно и то же имя, но в честь разных святых. В XIX веке эта традиция уже не прослеживается.

Крестьянин Александр Семенович, родившийся в 1702 г., - общий предок носителей других фамилий в дер. Шайдрово. Нам известны 11 его детей, от большинства из которых никакого потомства не осталось. Заметим, что и в этом роду также в XVIII веке наблюдается традиция нарекать родным братьям, живущим в одно и тоже время, одно и то же имя, но в честь разных святых (два Василия с разницей в возрасте в 11 лет).

У его первенца, Михаила Александровича (1728 г.), хотя он и был женат, детей не было. У его брата, Тимофея (1745 г.), двое сыновей, видимо, умерли в младенчестве, а третий сын, Петр Тимофеевич, призванный в рекруты в 1805 г., с полей сражения не вернулся.

Алексей Александрович (род. 1736 г., ум. до 1795 г.), вероятно, носил фамилию Синичкин, так как под этой фамилией упоминается его сын Федор Алексеевич (род. 1786 г., ум. 1883 г.) в 1836 г. Но также, вероятно, Алексей Александрович имел прозвище Шикун, связанное с особенностью его речи (возможно, шепелявость). Это прозвище перешло и к его сыну Федору Алексеевичу, так как под этим прозвищем он упоминается в 1834 г. Однако ранее в 1833 г. Федор Алексеевич записан под фамилией Шикунов. Следовательно, у Федора Алексеевича прозвище отца перешло в отчество и фамилию. Фамилия же Синичкин в дальнейшем нам уже не встречается вовсе.

Многочисленное потомство дал Илья Александрович (1749 г.). От его сыновей: Никиты (1778 г.) Якова (год рождения неизвестен), Федора (1780 г.), Михаила (1785 г.) произошло несколько самостоятельных фамилий. Об этом свидетельствуют записи в метрической книге Храма иконы Божьей Матери Живоносный Источник в селе Царицыно за 1828-1838 гг.

Из этого же письменного источника мы узнаем, что с конца XVIII века все дети Ильи Александровича носили общую родовую фамилию Ильин (или Ильинов). Таким образом, наш вывод об образовании фамилий у подмосковных крестьян во второй половине XVIII века получает свое подтверждение на примере и этого рода. В дальнейшем мы фамилию Ильин в письменных источниках уже встречаем все реже.

Потомки еще одного сына Александра Семеновича - Ульяна Александровича (1753 г.) были также довольно многочисленны. У него было два сына: Иван и Андрей.

У старшего - Ивана Ульяновича (1789 г.) в 1808 г. родился сын Адриан, который в метрических книгах, начиная с 1832 г., упоминается по фамилии Пузанов (Пузонов). Его фамилия, скорее всего, произошла от прозвища Пузан или Пузон. Кто был истинным носителем этого прозвища сказать трудно. Это может быть и Ульян Александрович, и Иван Ульянович, умерший в 1830 г.

Метрические книги разных храмов Царицынской, Зюзинской и Коломенской волостей Московского уезда свидетельствуют о том, что в деревне Шайдрово, селе Дьяково, селе Покровском и деревне Ближнее Беляево проживали семьи с одинаковой фамилией – Тумановы. Фамилия довольно редкая. Она произошла не от личного имени или отчества. На то, что между всеми Тумановыми могла иметься родственная связь, указывает то обстоятельство, что все населенные пункты расположены один возле другого. И все указанные населенные пункты граничили друг с другом. Однако документальных свидетельств о родственности всех Тумановых нами пока не обнаружено.

В исповедальной ведомости Храма иконы Божьей Матери Живоносный Источник в селе Царицыно за 1740 г. мы встречаем крестьянина Стефана Ивановича (род 1677 г.), но о его детях сведений нет. Зато упоминается его племянник Борис Петрович (род. 1707 г.) и его жена Евдокия Ипатовна. Эта пара и является прародителями шайдровских Тумановых. Хотя он и не упоминается, отцом Бориса Петровича являлся Петр Иванович, родной брат Стефана Ивановича. Можно предположить, что их отец Иван, или сами эти братья являются прародителями всех Тумановых в близлежащих селах и деревнях. Эта версия происхождения фамилии Тумановых служит еще одним обоснованием утверждения, что фамилии у крестьян ближнего южного Подмосковья стали употребляться еще в XVIII веке, и даже в его первой половине.

У Бориса Петровича было два сына Василий (род. 1730 г.) и Иван (род. 1732 г.). О судьбе и детях младшего сына нам ничего неизвестно, а Василий Борисович может считаться первым носителем фамилии Тумановых в дер. Шайдрово. У его единственного сына Василия Васильевича (род. 1755 г.) было три сына Петр (род. 1782 г.), Николай (род. 1806 г.) и Иван (род. 1811 г.). Умер Василий Васильевич в 1835 г. от простуды одновременно со своим сыном Николаем.

Феодосий – имя шайдровского крестьянина, от которого произошло очень много потомков и фамилий. У его отпрыска Филимона Федосеевича было три сына: Дмитрий (род. 1712 г.), Иван (род. 1716 г.) и Ермолай (род. 1723 г.). Иван Филимонович стал родоначальником фамилии Галочкин, Ермолай Филимонович – Ермаков, а дети Дмитрия Филимоновича стали родоначальниками двух фамилий: Петр (род. 1733 г.) - Зуйков, Сергей (род. 1747 г.) – Качалкин.

Но из этих фамилий только фамилия Ермаков служит доказательством, что все четыре фамилии были в ходу уже в середине XVIII века. В Словаре русских фамилий известный ученый в области ономастики В.А. Никонов рассуждает о происхождении фамилии Ермаков. В.А. Никонов воспроизводит также мнение других ученых: Н.В. Бирило, Ю.А. Федосюка, Н.А. Петровского, совпадающего и с мнением В.А. Никонова о том, что фамилия Ермаков – отчество от формы Ермак из мужского личного имени Ермолай. Ермак-Ермолай Филимонович родился в 1723 г. Его сын Иван Ермолаевич (род. 1753) и стал первым Ермаковым. В свою очередь четыре сына Ивана Ермолаевича: Михаил (род. 1784 г.), Николай (род. 1787 г.), Егор (род. 1791 г.), Иван (род. 1793 г.) и Василий (род. 1795 г.) стали Ермаковыми уже не по отчеству, а по фамилии.

О происхождении фамилии Ермаков в XVIII веке свидетельствует и еще одно наше наблюдение. Ермолай (Ермак) Филимонович был младшим из братьев. Тем не менее фамилия, произошедшая из отчества его детей, употреблялась не только его детьми, но детьми его среднего брата Ивана. Сын Ивана Филимоновича Марк Иванович (род. 1748 г., ум. 28.10.1818 г.) в метрических книгах начала XIX века упоминается как Марк Ермолаевич, следовательно Ермаков. Под фамилией Ермаков мы встречаем и внука Ивана Филимоновича – Кондратия Марковича (род. 1783 г., ум. 1848 г.).

Как мы уже показали наличие в одной семье детей с одинаковыми именами было не редкостью, а даже традицией в крестьянских семьях в XVIII веке. Архивные источники показывают, что в начале XVIII века в деревне Шайдрово в одной семье было два сына с одинаковым именем, а, следовательно, и отчеством. О судьбе и детях младшего Василия Дмитриевича (род. 1717 г.) мы ничего не знаем, а старшего Василия Дмитриевича (род. 1712 г.) произошли потомки, которые носили сразу несколько шайдровских фамилий (Бирюлин, Копылов, Трёкин, Гразевич и Ремизов). Однако какая у них была общая, родовая фамилия нам установить не удалось.

Данные Ревизской сказки 1795 г. свидетельствуют о появлении в деревне Шайдрово новой семьи молодого Ефима Григорьевича (род. 1762 г.). Представителей этой семьи в деревне стали называть подходящим для этого случая прозвищем – новоселы, коими они в сущности и были. Это прозвище закрепилось для этой семьи в фамилию Новоселовы. Сам Григорий Ефимович был, по-видимому, человеком незаурядных способностей и глубокой веры. Ему пришлось до самой своей  смерти в 1833 г. исполнять почетную должность церковного старосты Храма иконы Божьей Матери Живоносный Источник в селе Царицыно. Затем его должность по заслугам отца перешла к его не менее благочестивому сыну Даниилу Ефимовичу Новоселову.

 

Фамильные метаморфозы. XIX век

  

В XIX веке процесс формирования фамилий крестьян деревни Шайдрово продолжился. Появились новые фамилии, некоторые фамилии, наоборот, угасли, а многие знакомые нам фамилии претерпели метаморфозы, которые изменили их до неузнаваемости.

Род Смысловых получил бурное развитие еще в XVIII веке через сыновей Федора Алексеевича Ивана (старшего) и Федота.(младшего). Зато родовая ветка среднего сына Федора Алексеевича – Якова прекратила свое существование уже к началу XIX века только одна. Все родившиеся у него мальчики умерли в младенческом или подростковом возрасте. Род мог бы продолжиться через зятя Матвея Сергеевича, за которого поочередно выходили замуж две дочери Якова Федоровича, но и от них родились только девочки, так что последнее упоминание о потомках Якова мы встречаем в 1850 г.

Отметим, что все три брата Смысловы были долгожителями. Иван прожил 83 года, Федот – 75 лет, а Яков – 74 года. Жена Федота, Ксения Михайловна, прожила 92 года.

В 1768 г. у Федота родился сын, которого назвали Максим. В свою очередь, у Максима и его жены Пелагии Ивановны родилось три сына: Иван (род. 1787 г.), Константин (род. 1800 г.) и Филипп (род. 1805 г.). Все три брата носили отчество Максимовичи. От этого отчества их потомки стали упоминаться как Смысловы-Максимовы. К концу XIX века в метрических книгах многие из них стали писаться как Максимовы-Смысловы, а уже в начале XX века – как Максимовы. Вероятно, что в настоящее время многие Максимовы и не знают, что их родовая фамилия Смысловы. Кстати одна из дочерей Максима Федотовича, Ирина, вышла замуж за крестьянина из соседней деревни Хохловка. В этой деревне фамилия Максимовы нашла также свое распространение.

Как мы уже упоминали, происхождение фамилий от отчеств имело место еще в XVIII веке (так в дер. Шайдрово образовались две фамилии – Ильины и Ермаковы). Такое образование фамилий имело место и в начале XIX века. Максимовы – ветвь от Максима Федотовича Смыслова. С таким же успехом могла образоваться и укорениться также фамилия Федотов. Филипп Максимович Смыслов был записан именно под такой фамилией в метрической книге за 1838 г. Впрочем, его потомки самообозначали себя все же фамилией Смысловы-Максимовы. Он имел семерых детей, из которых только один, Иван Филиппович имел многочисленное потомство – у него родилось 17 детей, которые почти все умирали в младенчестве. До отроческого возраста дожила только одна его дочь.

Посмотрим, что же происходило в XIX веке с фамилиями родственников Смысловых: Козловых, Мочалиных, Малышевых и Дворицковых.

Козловы. У Дмитрия Марковича Козлова был только один сын, Александр, который, в свою очередь, имел уже пятерых сыновей. Один из них, Федор (род. 1808 г.), в 1825 г. сразу после свадьбы в 1825 г. с крестьянкой из села Царицыно Марией Семеновной был переведен на жительство по месту проживания жены. С этого момента в с. Царицыно появились его потомки – Козловы.

Потомки еще одного сына Александра Дмитриевича, Гавриила, в конце XIX века в метрических книгах упоминаются под двойной фамилией Козловы-Воробьевы. Такие двойные фамилии были не редкостью. Если первая часть фамилии была родовая и переходила по мужской линии, то вторую часть фамилии превносили жены. Фамилию Козлов-Воробьев носили сразу два брата: Михаил Гавриилович и Матвей Гавриилович. Но это вовсе не указывает на то, что Воробьевой была их мать. Скорее всего, фамилию Воробьева превнесла Мавра Григорьевна, жена Матвея Гаврииловича, так как именно под этой фамилией упомянут факт ее смерти в 1913 г. С ее смертью пресеклась и вся фамильная ветвь Козловых-Воробьевых, так как мальчики этих двух братьев умерли в младенчестве. Но как видим, двойная фамилия нужна была им для того, чтобы отличать себя от других Козловых.

У Матвея Александровича Козлова (род. 1796 г.) был только один сын Яков (род. 1820, ум. 1891 г.), который до самого конца жизни упоминается только под своей родовой фамилией. Однако для двух из его сыновей было важно отличать себя двойной фамилией. Старший его сын Федор Яковлевич (1849-1911 гг.) до конца жизни оставался Козловым, а два других сына: Илья и Максим родились Козловыми, а стали носить двойную фамилию: Козлов-Каширский. Причем оба брата были женаты дважды. Обе жены первого из них были родом из села Покровское, первая жена второго – из села Марьино, вторая – из дер. Шипилово. Так что никакой связи их с Каширой мы не находим. Поэтому вторая часть их фамилии остается для нас загадкой.

Потомки Максима Александровича Козлова (1804-1882) носили и носят в наши дни только свою родовую фамилию.

Мочалины. Шайдровские Мочалины не являются кровными родственниками Смысловых, Козловых, Малышевых и Дворицковых. Дело в том, что у Ивана Марковича Мочалина не было сыновей. Он был женат на Ульяне Яковлевне, у которой был сын от первого брака – Иван Васильевич (пасынок Ивана Марковича).

Все три сына Ивана Васильевича: Иван (род. 1799 г.), Семен (род. 1800 г.) и Петр (род. 1804 г.) носили свою родовую фамилию Мочалиных.

У Ивана Ивановича Мочалина сыновей не было. Его дочь, Параскева Ивановна, в возрасте 17 лет в 1844 г. вышла замуж за Ивана Кондратьевича Кубанцева (род. 1825 г.), который на правах зятя поселился в доме своего тестя. Его фамилия, скорее всего, носит географический оттенок и указывает на место рождения носителя фамилии или место службы его родителей. Женился он и переехал на жительство в Шайдрово в 1844 г., когда ему было всего 19 лет. Вспомним, что в это историческое время еще продолжались военные действия на Кавказе, но из-за малого возраста повоевать Ивану Кондратьевичу, вероятно, не пришлось. Тем не менее, можно с определенной уверенностью утверждать, что происходил он из семьи военной, так как фамилия его постоянно носила также и военный оттенок. Помимо фамилии Мочалин и Кубанцев, Иван Кондратьевич носил также фамилию Капитанов. Это может указывать на то, что его отцом был военный в звании капитана. Память обо всех трех фамилиях сохранилась в фамилиях детей и внуков Ивана Кондратьевича. Но его фамилия сильно исказилась. Для шайдровских крестьян смысл фамилии Кубанцев, был непонятен, так географический кругозор их был ограничен, поэтому вместо непонятное слово они исказили, придав фамилии привычный их слуху смысл. Так фамилия Кубанцев превратилась в фамилию Губанцев. Современные носители этой фамилии об этой метаморфозе даже не подозревают.

Два младших сына Ивана Кондратьевича: Григорий и Дмитрий, которые родились после 1870 г., и их потомки носили фамилию Губанцев. Два старших сына: Петр и Иван и их потомки, помимо фамилии Губанцев в разное время носили также фамилию Солдатиков, причем самый старший сын Иван, кроме того, как и отец носил фамилию Капитанов. В начале XX века военные варианты фамилии стали встречаться все реже и реже.

По линии Семена Ивановича Мочалина фамилия продолжения не получила, так как родившие гот него мальчики не выжили.

Сын Петра Ивановича, Иван (1833-1893), как и отец, носил фамилию Мочалин. Однако, видимо, обладал крутым нравом, поэтому односельчане дали ему прозвище Бузинский, которое одно время (в начале 1880-х годов) закрепилось и за его семьей.

Никаких метаморфоз в XIX и начале XX века не произошло с фамилией Малышев, которая берет свое начало от младшего Ивана Марковича.

Этого не скажешь о фамилии Дворицкий, берущей свое начало от Алексея Марковича. Причем обстоятельства сложились таким образом, что род Дворицких, раскинул свои ветви и в других населенных пунктах Царицынской и Коломенской волостей Московского уезда. Старший сын Алексея Марковича, Андрей (род. 1780 г.), в 1805 г. был переведен в дер. Хохловку, а пращуром шайдровских Дворицких является его младший сын, Иван (род. 1785 г) – один из долгожителей (умер в 1873 г.). Потомство дали два его сына Петр (род. 1819 г.) и Семен (род. 1827 г.). Дочь Петра Ивановича, Евдокия (род. 1846 г.) вышла замуж за крестьянина из Николо-Перервинской слободы Сергея Федоровича (упоминается в 1887 г.), которому фамилия Дворицкий оказалась больше по душе, чем собственная. Так, фамилия Дворицковых появилась и на левом берегу Москва-реки в Перерве. Не случайно, когда мы бродили по участку Хованского кладбища, на который были перезахоронены с кладбища в селе Дьяковское усопшие жители окрестных деревень и сел, нам попадались надгробные памятники и кресты над могилами разных Дворецких, потомки которых, вероятно, сегодня уже и не считают себя родственниками, и думают: откуда взялись вот эти Дворецкие.

Во второй половине XIX века фамилия Дворицкий стала произноситься немного по-другому, хотя смысл ее не исказился. Дворицкие превратились сначала в Дворетцковы, а затем в Дворецкие (Дворецкий). Последний вариант фамилии употребляется и в настоящее время. В этот же период потомки Семена Ивановича помимо своей родовой фамилии начинают употреблять с 1874 г. фамилию Ситкин. Происхождение этой фамилии нами точно не установлено, так как родовая фамилия жены Семена Ивановича, Матроны Дмитриевны, Новоселова. Может быть это следствие обстоятельств, связанных с высылкой Семена Ивановича за какое-то преступление под надзор полиции в Зарайский уезд, где он и умер в 1880 г.

Перейдем теперь к описанию метаморфоз с фамилиями потомков упомянутого нами Александра Семеновича.

Мы уже описали как фамилия Шикунов, произошедшая от прозвища сына Алексея Александровича Синичкина – Шикун, уже в первой половине XIX века полностью вытеснила родовую фамилию.

К концу XIX века постепенно полностью вытесняется и друга родовая фамилия Пузанов, ее носители становятся Шатровыми. Но откуда взялась эта фамилия в дер. Шайдрово?

Ответ на этот вопрос нашелся совершенно случайно. В октябре 2006 г. мы в Москве проводили консультационный семинар по нашей специальности – корпоративные юристы. И вот участница семинара представилась фамилией Шатрова. Когда ее в шутку спросили: не наша ли она родственница, она ответила, что ее муж родом из под Бронниц Московской области, где Шатровых много. Мы сделали вывод, что эти Шатровы к нам не имеют никакого отношения, так как между Бронницами и дер. Шайдрово не менее 50 км. И все же мы проверил наши архивы. Каково же было наше удивление, когда обнаружилось, что один из шайдровских крестьян Василий Иванович женился на крестьянке из с. Лямцино Бронницкого уезда (ныне село Лямцино Домодедовского района, находящееся в 1 км от пос. Востряково) в 1828 г. В метрической книге Храма иконы Божьей Матери Живоносный Источник в селе Царицыно за 1828-1838 гг. (за февраль 1833 г.) мы встретили следующую запись: «Третьего числа деревни Шадровой в доме крестьянина Андриана Иванова Пузонова у невестки его Меланьи Поликарповой в отсутствии мужа, отданного в военную службу 1831-го года февраля месяца Василья Иванова Шатрова, который служит в 14-м Егерском полку родился сын незаконный Димитрий». Василий Иванович был родным братом Адриана Ивановича и Алексея Ивановича Пузановых. Следовательно, он взял фамилию своей жены Меланьи Поликарповны Шатровой. Через три года после свадьбы его забрали на 25 лет в армию, и он вернулся в деревню только в конце 50-х годов. Потомства он не оставил, так как все его дети умерли в младенчестве. У его брата, Алексея Ивановича, также не осталось потомства, а все многочисленные потомки Адриана Ивановича Пузанова уже к концу XIX века сменили свою родовую фамилию Пузановы на фамилию Шатровы. У сына Адриана Ивановича Ивана родился сын Алексей, от которого в 1898 г. родилась моя бабушка Александра Алексеевна. Таким образом наша ветвь Смысловых является кровными родственниками шайдровских Шатровых. Шайдровские Шатровы живы и сегодня, но с Шатровыми из под Бронниц они не имеют кровного родства.

С довольно редкой фамилией Есаулов (Эсаулов) упоминается во второй половине XIX века двоюродный брат Адриана Ивановича Пузанова – Василий Андреевич (1815-1883 гг.). Однако фамилия эта не получила распространения, так как у Василия Андреевича Есаулова детей не было. Фамилию же эту он также мог получить в «приданное» от своей жены, москвички Ксении Никитичны.

Дети и внуки еще одного сына Александра Семеновича, Ильи в конце XVIII века, начале XIX века носят общую родовую фамилию Ильин (Ильянов, Ильинин). Так, сын Ильи Федор (род. 1780 г., ум. 1885 г.), долгожитель, проживший 105 лет (!), в 1835 г. записан с фамилией Ильинин. Его племянники Гавриил и Иван Михайловичи в этом же году записаны под фамилией Ильин, а Михаил Никитович в 1836 г. – под фамилией Ильинов.

Однако к концу XIX века фамилия Ильин полностью вышла из употребления.

Так, потомки уже упомянутого сына Никиты Ильича - Михаила Никитовича употребляют фамилии: Равинский, Ровинский и Раввинский. Сам Михаил Никитович, умерший в 1869 г., упомянут под фамилией Равинский. Отметим, что наиболее частое написание этой фамилии в метрических книгах вплоть до начала XX века – Раввинский. Этот вариант написания, вероятно, и следует считать смысловым и коренным. Но откуда могла взяться эта фамилия в деревне с православным населением, где ни о каких раввинах не могло быть и речи? Скорее всего, фамилия эта была превнесена через первую жену (зам. с 1824 г.) Михаила Никитовича – Ирину Андреевну. Она происходила из московских мещан и была сестрой некоего московского мещанина Иосифа (Осипа) Андреевича. Вероятно ее семья и была каким-то образом связана с раввинами (может быть служили у раввинов). В настоящее время потомки Михаила Никитовича Раввинского пишут и употребляют свою фамилию как Ровинские.

Сын Якова Ильича, Никита Яковлевич (род. 1788 г., ум. 1840 г.) был упомянут под фамилией Коменский. Однако потомства от него никакого не осталось.

Федор Ильич, вероятно, имел какое-то физическое увечье, и носил прозвище Калека. От этого прозвища его дети Кузьма (1816-1895 гг.) и Семен (1820-1894 гг.) получили фамилию Калекин. Этот род продолжается и в наши дни.

Младшим сыном Ильи Александровича был Михаил Ильич, который родился в 1785 г. Он и умер раньше своих братьев, не дожив и до 40 лет, в 1824 г., оставив после себя трех сыновей: Гавриила (род. 1810 г.), Ивана (род. 1816 г.), Андрея (род. 1820 г.) и Константина (род. 1825 г.). Младший сын умер в отрочестве, трое остальных женились, но Андрей детей не имел и постоянно жил в отлучке из деревни. Двое старших братьев помимо фамилии Ильин (или ее вариаций) употребляли фамилию Махоткин. Махотка – по В.Далю, южнорусское, диалектное слово, обозначающее маленький горшок. Но это же слово употребляется в значении «маленький» - «махонький». Прозвище Махотка, или Махонький имел, вероятно, Михаил Ильич – младший сын Ильи Александровича. Его прозвище и трансформировалось в фамилию Махоткин (первая запись в 1835 г.).

Потомственная линия от Гавриила Михайловича Махоткина пресеклась на его внуках (в конце XIX века рождались только девочки), а потомки этой фамильной линии от его брата Ивана живы и в настоящее время. Правда, фамилия Махоткин в конце XIX века продолжала свою трансформацию.

Дети Гавриила Михайловича «перевели» южнорусское диалектное слово «махотка» и упоминались уже как Горшковы, но эта фамильная ветвь, как было указано, пресеклась.

Иван Михайлович женился на Параскеве Семеновне Курочкиной, поэтому его сыновья Алексей (1844-1912 гг.) и Федор (1853-1910 гг.), а также внуки стали употреблять в конце XIX века двойную фамилию: Махоткин-Курочкин, или Курочкин-Махоткин, иногда же по отдельности: либо Курочкин, либо Махоткин. Метаморфоза этой фамильной линии на этом не остановилась. В конце XIX века ее представителей мы встречаем также под редкой фамилией Гиршихин. По В. Далю: гирший – плохой, худой. Следовательно, фамилия могла произойти от прозвища Гирший. И принадлежало это прозвище Ивану Михайловичу, так как с фамилией Гиршихин мы встречаем обоих его сыновей. У Алексея Ивановича продолжателей фамилии не оказалось. Его дочь в 1890 г. вышла замуж за Федора Степановича Тимофеева-Ремизова, мещанина из Сергиева Посада. Так в деревне Шайдрово появилась вторая фамильная ветвь Ремизовых, а о первой фамильной ветви Ремизовых будет сказано ниже. А потомки Федора Михайловича Курочкина-Махоткина-Гиршихина живы и по настоящий день.

До сих пор живут и здравствуют (в частности, на ул. Кантемировской в Москве, в доме № 11) потомки еще одного древнего шайдровского рода, фамилия которого Голышев, пожалуй, единственная не претерпела никакого изменения в XVIII-XX вв. Нами установлен год рождения их самого дальнего предка, Петра Ивановича – 1657 г. Это самый древний идентифицированный житель дер. Шайдрово. Но когда представителей этого рода стали именовать фамилией Голышев не известно. В письменных источниках она впервые встречается в 40-е годы XIX века.

Мы уже отмечали, что фамилия Тумановы получила очень широкое распространение в южной части Московского уезда. Во второй половине XIX века в деревне Шайдрово эта фамилия видоизменялась в некоторых ее ветвях.

Немногочисленные потомки Ивана Васильевича Туманова до конца XIX века свою родовую фамилию не изменили, чего нельзя сказать про потомков его братьев Петра и Николая. Внуки Петра Васильевича к концу XIX века стали носить двойную фамилию Тумановых-Живаловых, а его правнуки в начале XX века помимо двойной фамилии свободно указывают любую половинку двойной фамилии. Факт смерти жены внука Петра Васильевича, Алексея Петровича, Матроны Михайловны, удостоверенный в церковной метрической книге за 1876 г., свидетельствует о ее родовой фамилии Живалова. В этом же году восприемницей при крещении младенца мы встречаем жену крестьянина Сергея Александровича Александру Стефановну Живалову. Но таких крестьян в деревне Шайдрово никогда не проживало. Откуда родом Живаловы нам пока установить не удалось.

Николай Васильевич Туманов (1806-1835 гг.) прожил короткую жизнь, но оставил после себя двух сыновей: Матвея и Ивана. Иван Николаевич начиная с 1887 г. начал писаться как Баулин. Вероятно, он стал использовать фамилию своей первой из трех жен Анны Ивановны. Откуда она родом нам пока тоже неизвестно, но мы знаем, что фамилия Баулины встречалась в с. Коломенском и деревне Котляковой. Предков Ивана Николаевича можно и сейчас встретить под фамилией Баулин.

Анализируя архивные материалы XVIII века, мы уже указывали на происхождение из одного корня следующих шайдровских фамилий: Зуйков, Качалкин, Галочкин и Ермаков. Посмотрим, что происходило с этими фамилиями в XIX веке.

Зуйков. Это весьма древняя фамилия, идущая от Петра Дмитриевича (1733-1803 гг.). Собственно шайдровские Зуйковы идут от его сына Кирилла Петровича Зуйкова (1769-1840 гг.). Мы предполагаем, что от другого его сына Кузьмы Петровича идет фамильная линия царицынских Зуйковых. Сыновья и внуки Кирилла Петровича Зуйкова дали многочисленное потомство и пытались отличить себя особой фамилией.

Потомки сына Николая Кирилловича Зуйкова Петра Николаевича во второй половине XIX  века записываются в метрических книгах как Зуйковы-Бобкины. Употребление таких двойных фамилий, как мы уже показали,  является не исключением, а правилом в конце XIX  века. В начале XX века почти все Зуйковы-Бобкины стали Бобкиными. Как и в других аналогичных случаях, фамилию Бобкин, вероятно, была превнесена одной из двух жен Петра Николаевича. Бобкины (Бобины) фамилия довольно распространенная в ближнем южном Подмосковье (дер. Курьяново).

Сыновья Михаила Кирилловича Зуйкова (1807-1885 гг.) Федор (род. 1848 г.) и Василий (род. 1851 г.) во второй половине XIX  века записываются в метрических книгах как Зуйковы-Крепковы. В начале XX века почти все Зуйковы-Крепковы стали Крепковыми. Вероятно, фамилию Крепков превнесла одна из двух жен Михаила Кирилловича.

Качалкин. Эта фамилия вряд ли имеет корни в XVIII веке. После смерти родоначальника Качалкиных Сергея Дмитриевича (1747-1807 гг.) на попечении его второй молодой жены Евдокии Михайловны (род. 1776 г.) остались малолетние дети: Параскева (род. 1798 г.), Иван (род. 1795 г.) и Матвей (род. 1796 г.). Семья попала в нужду, поэтому первая зафиксированная в 1832 г. фамилия этой семьи Нуждихины. Однако эта фамилия за семьей не закрепилась. В 1833 г. Иван Сергеевич был упомянут в метрической книге под прозвищем Качалка, в 1834 г. это же прозвище (Кочалка – неправильное правописание) фиксируется за его братом Матвеем Сергеевичем. В 1836 г. Матвей Сергеевич упомянут с фамилией Качалин, а его дочь Дарья Матвеевна – под фамилией Качалкин. Последний вариант фамилии в дальнейшем закрепился окончательно.

Следует заметить, что в соседнем селе Дьяково также зафиксированы крестьяне с фамилией Качалины. Но каким то образом связывать шайдровских Качалкиных и дьяковских Качалиных родственными узами у нас оснований нет. Единственное, что объединяет эти фамилии, - лежащее в их основе однокоренное прозвище, ономастические исследования которого мы приведем ниже.

Галочкин. Эта ласковая для нашего слуха фамилия к концу XIX века перестала казаться ее носителям привлекательной, и они ее искусственно и дружно изменили. Инициатором этой метаморфозы стал Иван Дмитриевич Галочкин, родившийся в 1859 г. При церковном венчании в 1882 г. он упоминается еще со своей древней родовой фамилией, а уже в 1891 г., фиксируя факт рождения и крещения своего сына пишется как Иван Дмитриевич Галкин. Вот почему фамилию Галочкин мы уже не встречаем в XX веке.

Ермаков. Мы уже раскрыли древнее происхождение этой фамилии и провели ее ономастическое исследование. Первоначально в деревне Шайдрово мы наблюдали две совершенно автономные фамильные линии Ермаковых. Одну из них, идущую от Кондратия Марковича Ермакова (под этой фамилией он зафиксирован в 1833 г.) можно было признать как случайную. Дело в том, что Кондратий Маркович приходился всего лишь племянником Ивану Ермолаевичу, то есть природному носителю фамилии Ермаков. И видимо, по этой причине эта фамилия за потомками Кондратия Марковича не закрепилась.

Женой Кондратия Марковича была Мария Тимофеевна (род. 1787 г., ум. 1860-64 гг.). За их детьми односельчане по имени матери закрепили прозвище «Марьевы», которое постепенно и превратилось в фамилию Марьев. В конце XIX века эта фамилия трансформировалась в две другие, отличающиеся друг от друга звуком в центре слова: Мареев (впервые встречается в 1882 г.) и Мореев (впервые встречается в 1888 г.). Потомки шайдровских Марьевых, Мареевых и Мореевых здравствуют и в наши дни. В сети Интернет они с упорством ищут своих однофамильцев и вступают в пространные рассуждения по поводу того, как их фамилия Мореев связана с морем.

Другая «законная» фамильная линия Ермаковых в XIX веке также претерпела метаморфозы.

У основоположника фамилии Ивана Ермолаевича (1754-1807 гг.) было пятеро сыновей, которые записывали себя под фамилией Ермаков: Михаил (1784-1837 гг.), Николай (1787-1834 гг.), Егор (1791-1833 гг.), Иван (1793-1830 гг.), Василий (1795-1873 гг.).

У старшего сына Михаила Ивановича, Петра Михайловича (1813-1890 гг.), потомства по мужской линии не оказалось. Одна из его дочерей Евдокия Петровна (род. 1847, упом. 1914 г.) вышла замуж за Никиту Мефодьевича, который переселился в деревню Шайдрово в дом своего тестя. По этой причине он взял фамилию тестя и своей жены, но сохранил и свою родовую фамилию Гудеев. Таким образом, фамилия Никиты Мефодьевича и его детей превратилась в двойную – Ермаков-Гудеев. В начале XX века двойная фамилия начинается распадаться на свои сотавляющие. В метрических книгах мы встречаем и Ермаковых-Гудеевых, и Ермаковых, и Гудеевых.

У Николая Ивановича Ермакова единственный сын умер в младенчестве. Николай Иванович взял на воспитание 12-летнего Даниила, незаконнорожденного сына Ефима Григорьевича Новоселова, церковного старосты. Когда Даниилу исполнилось 19 лет Николай Иванович выдал за него замуж свою дочь Елену. Даниил Ефимович принял фамилию Ермаков. Все родившиеся у Даниила Ефимовича дети и его потомки также носили фамилию Ермаков.

Схожая ситуация сложилась в семье Василия Ивановича Ермакова. Однако не умершие в младенчестве и отрочестве его сыновья стали рекрутами, а дочери выходили замуж и меняли фамилию. В доме Василия Ивановича поселился зять, шайдровский крестьянин Алексей Григорьевич Голышев, женатый на его дочери Пелагии.

У Ивана Ивановича Ермакова фамильная линия пресеклась на его правнуках, среди которых не оказалось продолжателей рода.

Двойная фамилия Ермаков-Езопов возникла на фамильной ветви, продолженной через Егора Ивановича Ермакова. Вероятней всего, вторую часть фамилии превнесла жена его сына, Василия Егоровича, Евфросинья Стефановна (1816-1897 гг.) из деревни Зябликово. Именно под фамилией Езопова она упоминается, когда зафиксирован факт ее смерти в церковной метрической книге. Фамилия Езопов, помимо деревни Зябликово имела распространение также в соседнем селе Борисово. Ономастическое исследование этой редкой и непривычной для нашего слуха фамилии мы проведем ниже.

Пожалуй самым неясным остается для нас вопрос о происхождении и метаморфозах следующих фамилий единого крестьянского рода Бирюлин-Копылов-Гразевич-Трёкин.

Упоминаемый уже нами Василий Дмитриевич (старший, род. 1712  г.) является основателем этого рода. Сын его Иван Васильевич родился в 1731 г., а внук Матвей Иванович – в 1758 г. Первыми носителями фамилий в этом роду стали сыновья Матвея Ивановича, Федор Матвеевич (1779-1820 гг.) и Петр Матвеевич (1796-1848 гг.). В метрических книгах храма Иконы Божьей Матери Живоносный Источник в с. Царицыно за 1828-1838 гг. Петр Матвеевич упоминается с фамилией Гразевич. Федор Матвеевич, уже умерший к этому периоду, упоминается под разными фамилиями: в сентябре 1834 г. - как Трёкин, в июне 1835 г. - как Копылов. Его сыновья также упоминаются под разными именами. Федор Федорович (1802-1856 гг.) в июле 1834 г.  упоминается как Копылов. Георгий (Егор) Федорович (1815-1891 гг.): в июле 1833 г., в феврале 1836 г., в феврале 1838 г.  – Трёкин, в октябре 1838 г. – Копылов. Как видно, установить родовую фамилию не представляется возможным. В последующем фамилии Копылов и Гразевич полностью выводятся из употребления, их мы уже не встречаем во второй половине XIX века.

Потомки Федора Матвеевича реже, но всё же используют фамилию Трёкин (Трекин) – последний раз мы встречаем ее в 1917 г. Зато в употребление вводится друга фамилия – Бирюлин. Эту фамилию впервые в имеющихся  в нашем распоряжении архивных материалах мы встречаем в 1869 г. В этом году Георгий (Егор) Федорович в записях метрических книг, фиксирующих разные события жизни, упомянут под разными фамилиями: и Бирюлин, и Трекин. Подобное чередование встречается и в последующем. Например, его внук Гавриил Алексеевича (1894-1917 гг.), при рождении упомянут как Бирюлин,  а при смерти – как Трекин.

За потомками Петра Матвеевича закрепилась фамилия Ремизов. Вероятно, эта фамилия была превнесена второй женой Петра Матвеевича царицынской крестьянкой Феодосией Федоровной. Так как фамилия Ремизов встречалась в селе Царицыно. Об этом свидетельствует и чуть ли не единственная сохранившаяся доныне возле Храма Иконы Божьей Матери Живоносный Источник могила Ремизова. Возможно, в настоящее время фамилия шайдровских Ремизовых пресеклась. Потомство было у двух правнуков Петра Матвеевича, Василия Дмитриевича (род. 1876 г.) и Алексея Дмитриевича (род. 1880 г.) Ремизовых. Но у Василия Дмитриевича перед революцией рождались только девочки, а у Алексея Дмитриевича мальчики умирали в младенчестве. К тому же у Алексея Дмитриевича в 1916 г. умерла жена. Поэтому к 1918 г. продолжателей фамилии не было, хотя оба брата были ещё в детородном возрасте. Следует заметить, что это вторая фамильная ветвь Ремизовых в деревне Шайдрово. Но между обеими ветвями никакой связи не существовало. Их представители были просто однофамильцы.

В 1884 г. в деревню Шайдрово как раскольник был переведен на жительство из села Коломенского крестьянин Иван Тимофеевич Синицын, которому в это время было всего 18 лет. В Шайдрове он женился на Евдокии Алексеевне, род которой по мужской линии в это же время пресекался, и которая была старше мужа на 8 лет. Она и ее сестры перешли в старообрядчество. Вторым браком Иван Тимофеевич был женат на вдове (с 1869 г.) Константина Яковлевича Смыслова, Анне Титовне – моего прапрапрадедушки. Потомки Синицыных здравствуют и поныне.

Фамилия Новоселов, представителями которой были два церковных старосты – отец Ефим Григорьевич и сын Дмитрий Ефимович, в деревне Шайдрово пресеклась в первой половине XIX века. Незаконнорожденный сын Даниил Ефимович был принят в семью Ермаковых, и взял фамилию Ермаков. Одна их дочерей Дмитрий Ефимович Новоселова, Матрона Дмитриевна вышла замуж за шайдровского крестьянина Семена Ивановича Дворицкого. Есть вероятность, что эта фамилия продолжилась, но в соседней деревне Хохловка, где фамилия Новоселов также зафиксирована.

 

Ономастические рассуждения

 

Смыслов

В основе этой фамилии может лежать прозвище («Смысла (о)»), которое в настоящее время не употребляется. Прозвище указывало на выраженные свойства и качества первого носителя этого прозвища.

Максимов

Федотов

В основе этих фамилий лежит отчество, которое трансформировалось в фамилию.

Козлов

Согласно Словарю русских фамилий В.А. Никонова - отчество от нецерковного мужского личного имени Козел. Такие имена вышли из употребления в XIX веке, поэтому фамилия указывает на то, что она произошла в XVIII веке, когда эти имена были еще в употреблении. Козлов фамилия очень распространенная. По мнению некоторых исследователей, составивших список из 200 самых распространенных русских фамилий, фамилия Козлов занимает седьмое место в этом списке.

Воробьев

Фамилия производная от славянского нецерковного имени Воробей. Возможно от прозвища Воробей по свойствам характера его носителя. Фамилия превнесена в деревню Шайдрово извне.

Каширский

Фамилия Каширский может указывать на место рождения или место жительства ее первого носителя. Следует учитывать, что деревня Шайдрово находилась в полукилометре от Каширского шоссе.

Мочалин[1]

Шайдровские крестьяне в межсезонье, то есть в свободное от сельскохозяйственных работ время, постоянно занимались различными промыслами. Возможно, фамилия указывает на тот промысел, которым занималась семья: мочало – липовый луб, размоченный и разодранный на волокна, применялся для изготовления рогож, цыновок, лаптей и др.

Кубанцев

Капитанов

Солдатиков

Фамилия Кубанцев указывает на место рождения ее носителя или место службы его отца. На то, что это именно так указывает употребление фамилии в сочетании с воинскими званиями. В деревне Шайдрово фамилия была трансформирована в фамилию Губанцев.

Бузинский

Фамилия от прозвища, в котором запечатлелись черты характера его первого носителя. От глагола бузить (буянить, грубо выражать свое недовольство).

Малышев

Так как в семье было два Ивана, то младший получил прозвище Малый, от которого и образовалась фамилия.

Дворицкий[2]

Фамилия показывает, что ее носитель мог иметь какое-то отношение к церковной жизни, так как фамилия весьма характерна именно для церковного круга людей[3]. Возможно, что эта фамилия образовалась в первой половине XIX века и идет она от Семена Ивановича, зятя церковного старосты Храма Иконы Божьей Матери Живоносный Источник Дмитрия Ефимовича Новоселова, отец которого также был церковным старостой в этом же храме.

Ситкин

Ситко – по В. Далю уменьшительное от сита. Шайдровские крестьяне в межсезонье, то есть в свободное от сельскохозяйственных работ время, постоянно занимались различными промыслами. Возможно, фамилия указывает на тот промысел, которым занималась семья: изготовление и продажа сит.

Шикунов

Фамилия от прозвища Шикун, указывающего на определенный речевой дефект речи: шиканье.

Синичкин

Фамилия производная от славянского нецерковного имени Синица, встречающегося еще в XVIII веке.

Пузанов

Фамилия от прозвища Пузан (Пузон), связанного с характерной особенностью фигуры его  носителя, трансформированного в фамилию.

Шатров

Фамилия связана с крестьянским промыслом в определенной местности. Вероятно, изготовлением шатров занимались крестьяне Бронницкого уезда, откуда пришла эта фамилия.

Есаулов

В данном случае фамилия от прозвища Есаул, указывающее на свойства человека – деловитость и умение руководить.

Ильин (Ильинов)

В основе этих фамилий лежит отчество, которое трансформировалось в фамилию.

Раввинский (Равинский, Ровинский)

Фамилия, скорее всего, указывает на то, что кто-то из первых ее носителей мог служить в доме раввина. Эта версия имеет вероятность потому, что крестьяне деревни Шайдрово сочетались браком не только с крестьянами, но и с представителями других сословий и, в первую очередь, с московскими мещанами. Фамилия появляется во второй половине XIX века, когда в Москву усилился приток еврейского населения, в том числе в Москве стали появляться и служители культа.

Коменский

Фамилия может быть связана с родом его занятий, умением сооружать камины (комены). Несомненно, что такого рода специалисты были востребованы, учитывая близость деревни Шайдрово к Москве, а также то, что окрестности Царицыно, куда входила и деревня Шайдрово было в XIX веке известным дачным местом.

Калекин

Фамилия от прозвища, указывающая на физический дефект первого его носителя.

Махоткин

Махотка по В.Далю – маленький горшок. Слово характерно для южных диалектов русского языка. Само слово является производным от прилагательного махонький, которое имеет больший ареал использования. В рассматриваемом случае вряд ли обоснованно считать, что фамилия указывает на род занятий членов семьи – изготовление маленьких горшков. Известно, что в районе деревни Шайдрово никогда не было запасов специальной глины, которая могла бы использоваться для изготовления горшков. Поэтому следует с большей вероятностью считать, что фамилия произошла от прозвища первого носителя и указывает на его физические особенности – малый рост.

Горшков

Фамилия произошла от буквального толкования фамилии Махоткин, которая, по всей видимости, с изготовлением горшков никак не связана.

Курочкин

Как и многие русские «птичьи» фамилии эта фамилия является следствием древнеславянской традиции почитания птиц. Но, возможно, возникновение фамилии от прозвища, в котором отражается характер первого носителя его (определенную глупость, непоседливость, и др.).

Гиршихин

Фамилия от украинского слова гирший, означающее худший. Слова украинского происхождения несомненно использовались в речи шайдровских крестьян. Следует учитывать, что соседняя деревня Хохловка ещё во второй половине XVII века была заселена украинцами С.М. Стрешневым.

Голышев

Фамилия от возможного прозвища. Голыш – бедняк, нищий. Указывает на имущественное состояние первого носителя или его семьи. Фамилия древняя: Никуда Голышев, крестьянин, 1638 г., г. Галич.

Туманов

Шайдровские крестьяне, как и крестьяне близкорасположенных к Москве сел и деревень, помимо занятия сельским хозяйством и зимними промыслами были заняты торговлей продукции собственного производства в г. Москве. Главным местом торговли была Болотная площадь, почти напротив Кремля. Занятия торговлей вырабатывали особые свойства характера. Умение плутовать, туманить при этом могло даже цениться. Отсюда, по-видимому, рождались прозвища, из которых происходили фамилии. В южном ближнем Подмосковье фамилия Туманов является самой распространенной.

Живалов

Фамилия от прозвища, которое может указывать на живость, проворство, расторопность его носителя.

Баулин

Прозвища и фамилии от него известны очень давно: Баулко (Баул), Баулины: Баулко, крестьянин, 1545 г., Новгород; Иван Баулин, холоп, 1603 г. Баул – слово итальянского происхождения, означающее сундук особой формы, обитый кожей или окованный. Конечно, можно было бы предположить, что фамилия указывает на занятие носителя фамилии или прозвища изготовлением баулов. Но, на наш взгляд, эта версия представляется неубедительной, так как это занятие могло производиться только в кооперации и требовало специальных условий, что не характерно для деревень. Скорее всего, корневое слово в данном случае – баить (бакулить) – рассказывать, болтать, говорить. Это диалектное слово употреблялось в районах южнее Москвы. Указывает на словоохотливость первого носителя. Эта фамилия превнесена в деревню Шайдрово. Баулины проживали в деревне Котляковой.

Зуйков

Фамилия от прозвища Зуек. Птичка зуек (общее название куликов) Указывает на свойства характера и поведения его носителя: вертлявость, суетливость, бойкость, непоседливость. Эти свойства ценились в торговом ремесле, в котором шайдровские крестьяне принимали личное участие.

Бобкин

Фамилия от прозвища Бобка. В различных диалектах русского языка слово бобка указывает на детскость (игрушка, потешка, детская рубашка и т.д.). Следовательно, первый носитель прозвища проявлял какую-то детскость.

Крепков

Фамилия от прозвища Крепков, указывающая на социальное положение первого носителя. Здесь слово крепкий – в смысле крепостной (раб, холоп). Следует заметить, что шайдровские крестьяне были экономическими, государственными, но не крепостными со времени, когда Екатерина II выкупили имение Черная грязь и прилегающую к нему деревню Шайдрово. Поэтому когда в деревню попал крепостной, ему могло быть дано соответствующее прозвище.

Качалкин

Фамилия от прозвища Качалка. По нашему мнению, не имеет ничего общего с предметом - качалкой, а указывает на характерные черты поведения носителя прозвища: качала – кутила, мот, беззаботный гуляка (по. В.Далю).

Нуждихин

Фамилия указывает на экономическое положение первого ее носителя или семьи.

Галочкин

Возможно, эта фамилия, как и многие русские «птичьи» фамилии, является следствием древнеславянской традиции почитания птиц. Но в словаре Вейсманна (1731 г.) галочка – шар, мяч. Учитывая, что фамилия возникла в XVIII веке, она могла указывать на особенности фигуры человека.

Ермаков

Фамилия из отчества от формы Ермак из мужского личного имени Ермолай.

Марьев (Мареев, Мореев)

Фамилия производная от женского имени Марья.

Гудеев

Возможно, фамилия от прозвища Гудеев в двух смыслах: 1) характер речи, похожей на гуд; 2) манера поведения – плут, мошенник, обманщик, то есть качества торговцев (шайдровские крестьяне занимались торговлей).

Езопов

Фамилия от прозвища Езоп (Эзоп). Эзоп – древнегреческий баснописец, басни которого были известны в России и пользовались популярностью во времена Екатерины II, которая ставила театрализованные постановки этих басен. Фамилия Езопов известна также в деревнях Борисово и Зябликово. Все деревни прилегали к Царицынскому парку. В Царицынском парке до сих пор есть беседка с названием Езоповка.

Копылов

Фамилия от прозвища Копыл (стояк, стоень, надолба). Копылистый человек – стоящий рожном, неуступчивый, упрямый, чванливый, гордый.

Трёкин (Трекин)

Фамилия из глагола трёкать – ухать, кряхтеть, стонать, петь дубинушку.

Бирюлин

Бирюлька – дудочка, мелкая игрушка, игра. Фамилия, скорее всего, превнесенная в деревню Шайдрово. Указывает либо на род занятий первого носителя, либо на его детскость характера, либо пристрастие к игре. Следует учитывать близкое расположение деревни Бирюлево. Уроженец (нка) этой деревни при переселении в деревню Шайдрово мог получить соответствующее прозвище, трансформировавшееся в фамилию.

Гразевич

Фамилия является отчеством от искаженного прозвища. Может быть представлено два варианта объяснения возникновения фамилии в зависимости от настоящего прозвища, которое могло быть: 1) гораздый (искусный, способный, знающий), из которого при произношении исчезла буква «д», а буква «о» была заменена на букву «а»; 2) грозливый, угрожающий. При этом первый вариант прозвища нам представляется более убедительным.

Ремизов

Фамилия от прозвища Ремез (птичка из рода синичек), характеризует суетливость, торопливость.

Новоселов

В деревне Шайдрово этой фамилией названа семья, которая переселилась извне на новое место жительства в деревню, как новоселы, в конце XVIII века.

Синицыны

Фамилия единственной в Царицынской волости старообрядческой семьи. Глава семьи был переведен в деревню Шайдрово из Коломенской волости[4]. Фамилия производная от старинного славянского нецерковного имени Синица.

А.Г. Смыслов

П.А. Смыслов

При использовании и цитировании материала ссылка на сайт обязательна

 

Примечания:


[1] Эта фамилия упоминается в Переписной книге Рязанского края 1628/29 гг., частьII: Мочалин Тренко, монастырский слуга, с. Пустынь.

[2] Фамилия была трансформирована в фамилию Дворецкий, имеющую совершенно другую смысловую нагрузку. Поэтому измененные фамилии мы не рассматриваем.

[3] Например, Дворицкий, Николай, священник, священномученик, 1937.

[4] Много Синицыных отмечено в деревне Дубровок (Дубровка), расположенной по соседству с Рогожским старообрядческим кладбищем.

Вы можете связаться с нами по телефонам: 8 (903) 686 3187; 8 (964) 705 8310

Все права защищены © Смыслов П.А. 2006-2017

Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения Смыслова П.А. или соответствующего правообладателя